Про всемогущество, пассивность и волшебство

Мы хотим всемогущества и волшебства, когда не видим реальных шагов по достижению своей мечты. Пассивность внутри — это ответ на приказы Внутреннего Критика и/или Садиста. — Надо сделать то-то! Немедленно!— Я не знаю как… — плачет Внутренний Ребенок и отключается. — Я ужасный, отвратительный и ничтожный! — захлебывается стыдом Ребенок в ответ на унизительные реплики Критика-Садиста.И отключается. Их внутренняя борьба съедает 70-90 процентов жизненной энергии. О каких мечтах, целях, счастье.

Когда эмоции и чувства захлестывают и переполняют, что может быть опорой?

1. ТелоМожно двигаться, можно дышать, можно ощущать 2. Прошлый опытЕсли вы знаете, что «наплыв и шторм» проходят через два часа или три дня, то этот опыт может служить опорой 3. Конструктивные действияПрилив непрошенной энергии? Можно израсходовать ее на действия. К концу генеральной уборки будет и чистый дом и ясность в мыслях, шторм пройдет 4. Поддержка любящих близких людейОни могут быть вашими «контейнерами» — найти нужные слова, поддержать, утешить, успокоить 5..

Про стыд, отвращение и работу с психологом

Стыд и отвращение к себе – вот два чудовища, что останавливают нас от желанной активности. Это хитрые чудовища, они часто прячутся за более мелкими монстриками: страх, сомнения, уныние, чувство вины. Каждый раз, когда я сталкиваюсь с собственной пассивностью, квази-страданиями и исступленным требованием-ожиданием чуда, я возвращаюсь в памяти к моим консультациям, к тем нескольким, когда я впервые смогла пройти этот вектор и встретить собственные реальные переживания, то, что останавливает: токсичный стыд.

Про токсичный стыд

От токсичного стыда вреда людям столько, что никакими миллиардами долларов измерить нельзя.  Как так получилось, что в 21 первом веке быть собой стыдно?  Похоже, те суровые советские бабушки на скамейках победили. Боролись, боролись — и вот, победа — человек сам себе запрещает быть реальным собой. Запрещает настолько, что собственно стыд даже и не распознает.  Останавливает себя от любой активности, что его хотя бы немного приближает к красной черте — еще.