Сказочка про злую ведьму

В некотором царстве, в далеком государстве жила-была одна женщина.

Однажды она пошла в лес грибов да ягод набрать, встретила там злую ведьму, не узнала ее. Думала, что это чья-то бабушка потерялась, в лесу дремучем заблудилась.

Хотела ей помочь, к людям вывести, да не тут -то было.

Злая Ведьма разозлилась, что ей женщина помешала злые дела творить, да и говорит приторно-ласково:

— На тебе, дитятко, кувшинчик, в нем парное молочко. Выпей глоток-другой, утоли жажду, подкрепи силы.

Добрая женщина, ни сном ни духом злого умысла не ожидала, доверчиво и выпила.

Тут вдруг у нее перед глазами все замелькало, заморгало, замельтишило и увидела она не старушку в лесу заблудившуюся, а страшную ведьму – нос большой горбатый, мерзкие бородавки, глазки маленькие и злющие-презлющие.

Испугалась она и как побежит в лес.

Долго-долго плутала, еле выбралась к своей деревеньке.

Глянула на родные дома и луга и обомлела.

Везде ей теперь виделось черное уныние да серый тлен, мрачный мрак и кривые линии.

Пришел староста спросить, что в лесу приключилась, не нужна ли помощь какая – а она глядит на него, а видит, что он ей завидует и лошадь хочет со двора украсть.

Буркнула ему что-то да спровадила.

Так с тех пор и повелось. Стала та женщина жить в черном, сером мрачном мире. Стены обветшалые вокруг, трава жухлая, люди злые, глупые и завистливые.

Страшное дело, а не жизнь, но со временем она попривыкла.

Дом огородила, канаву вокруг выкопала, вил припасла – от людей отбиваться. В село только на ярмарку выбиралась, яблок прикупить. Уж больно она яблочный пирог любила, только на него зелье злой ведьмы и не подействовало до конца.

Долго ли коротко ли, жила она так жила, совсем уж было собралась в мрачном мире жизнь доживать, долю свою бедную да трудную до гробовой доски дотягивать, да приключилась с ней неожиданность.

Пошла она, как водится, за яблоками, хотела пирог себе испечь, а навстречу ей та самая злая колдунья идет.

Та, да не та.

В другом обличье идет. Словно молодая вдовица плывет, в черном, каменьями дорогими изукрашена, подолом платья пыль деревенскую метет, она за ней навроде пыльцы фей клубится.

Только глянула наша селянка на ведьму, как сразу вспомнилась ей и старуха злая в лесу, что ни за что ни про что ее так околдовала, скольких лет радости лишила, и цвет в мир маленько вернулся.

Встала она как вкопанная, слезы по лицу теплыми ручьями бегут, а перед глазами калейдоскопом крутится: как она деревню свою любила с детства, как дружили все с ребятами, как староста ей всегда добром и защитой помогал, свататься собирался, как с соседями после ярмарки хороводы водили, как грибы она солила, пироги пекла да гостей угощала, как … много чего она вспомнила.

Очнулась, а злая ведьма уже дальше по улице ушла. И не узнала она ту женщину, у них у ведьм, свои пути-дороги, им не до нас, не до обычных людей, не до наших горестей, радостей и бед. Так только заколдовать могут, чтобы мы под ногами не мешались.

— Что же мне делать-то теперь, как обратно расколдоваться? Как деревенским, своим-то, помочь? Если такая злыдня в лесу завелась, она же покоя не даст, пока всех на корню не изведет! – думала та женщина думала, и решила подсмотреть, а как злая ведьма свои зелья готовит.

Ей теперь ее проклятье помогать стало. Она видела только черное да серое, зато колдовские чары глаза больше не застили.

Отдохнула она сначала, пирога с яблоками напекла, сама наелась, да даже и старосту угостила. Тот с отвычки насторожено поначалу малый кусочек взял, но потом вроде как сердцем оттаял, улыбнулся даже. Мол, кончилось мрачное прошлое.

Пробралась значит она под окно колдуньи и глядит, что та делать станет.

Злая ведьма обличье свое новое дорого убранное сняла, рядом со старушачьим в шкафчик сложила, достала какие-то листы и давай по ним по складам читать, губами шевелить, и по рецепту зелье свое готовить.

Не выдержала тут наша селянка, заскочила прямо в избу к злой ведьме да как крикнет на нее:

— Ты что творишь, старая? Ты почто меня жизни на годы лишила? Ты зачем меня заколдовала?!! Ну- ка быстро верни все обратно! Сделай, чтобы стало хорошо!

А та ей и отвечает:

— Я триста лет живу и так все вижу, черным да серым. Да людишек – злыми, подлыми да завистливыми. И ты так же теперь будешь!
Привыкла уж поди.

И ничего я тебя не заколдовала, наоборот, правду показала.

Это ты раньше была наивная да добрая, ишь ты, злую колдунью в лесу за добрую старушку приняла, которой помощь нужна!

Никто еще меня так сроду не оскорблял!

А кто пытались, тех в живых уж давно нету. Это тебя, дуру молодую, я пожалела. Дала тебе молока правды горькой выпить.

Что, не понравилось тебе зелье мое?! Ишь, кричит она на меня. Какая смелая-то стала.

— Станешь тут смелой, когда жизнь не мила, да и терять мне особо нечего, — отвечает ей женщина, а сама думает, может и права ведьма-то? Может и правда люди такие злые, да подлые, а мир черно-серый, мрачный, тоскливый да унылый?

— Э, нет! Не верю я тебе, что мир да люди такие. Верни обратно! Говори, что делать? Как зелье твое расколдовать?

Долго спорили они да пререкались. Наконец ведьма устала и говорит:

— Ишь, настырная ты какая… ладно, есть одно средство…

— Ничего больше пить не буду! – женщина теперь стала опытной и подозрительной, — никаких твоих отваров, молока в кувшинчике, даже не предлагай!

— Хм… ладно, коли не хочешь, не буду. Я тебе капли для глаз подарю. На утренней росе сделанные. Три дня, как умоешься, используй их. И станешь ты видеть мир и людей настоящими.

— Цветными и красивыми, как раньше?

Ведьма вздохнула.

— Не знаю, как получится… говорю же – настоящими. А хочешь, так живи. Обратно изменить уже не получится, сама понимаешь…Приходи если что, мухоморов наберем, научу тебя чему… это если капли решишь не использовать, у них три дня и срок выйдет.

Попрощались они. Даже тепло как-то получилось, если тебе человек жизнь на несколько лет испортил, вы же теперь не чужие уже друг другу…

И пошла та женщина в свою деревню, пузырек с каплями в руке зажала, да и думает:

— Ведьма вон, триста лет живет, а сама себе те капли пользовать не стала… чай не глупая же она, ведьма-то?

А хочет ли она увидеть мир вокруг, людей всяких разных – настоящими? Как оно будет-то?

Кто его знает, какими они окажутся…а тут вроде бы уже притерпелась, пообвыклась… коня со двора, опять же, никто не сопрет…мухоморы с поганками и прочую пакость видно сразу. Не влюбишься, дружить ни с кем не будешь, зато и плакать не доведется апосля… сплошные плюсы да с гарантией.

А что стыло, мрачно да уныло, дак это стиль такой можно сказать, готический.

И чего это я к ведьме привязалась? Она мне можно сказать подарок сделала тогда в лесу. Да даже два, — селянка перевела взгляд на капли.

Очень ей было любопытно, каким мир окажется, если она его как есть узреть сможет.

Да вот только боязно… а ну как совсем не понравится? Вдруг хуже будет? Что делать-то?

— И чего это я сомневаюсь? — подумала селянка.

Как подействовали капельки, так увидела она какой прекрасный, какой разноцветный мир вокруг. Какие чудесные люди. И черный с серым цветом на место встали.

Видеть мир, людей и себя настоящими — это Дар.