Про токсичный стыд

https://xn--1227-f4d3dwa.xn--p1ai/wp-content/uploads/2020/03/03032020-scaled.jpgПро токсичный стыд

От токсичного стыда вреда людям столько, что никакими миллиардами долларов измерить нельзя. 

Как так получилось, что в 21 первом веке быть собой стыдно? 

Похоже, те суровые советские бабушки на скамейках победили. Боролись, боролись — и вот, победа — человек сам себе запрещает быть реальным собой.

Запрещает настолько, что собственно стыд даже и не распознает. 

Останавливает себя от любой активности, что его хотя бы немного приближает к красной черте — еще шаг — и будет стыдно. 

И маятник летит в другую сторону — если мамочке (или папочке) стыдно самой, то она начинает воспитывать в ребенке полное бесстыдство. 

Делай как хочешь, будь кем угодно. 

Быть бесстыдным — это тоже не про быть реальным собой. 

Отсутствие тормозов не делает автомобиль круче других, защищеннее и свободнее, это противоположность тому, чтобы все время нажимать на тормоз стыда и стоять на месте. 

И то, и другое мешает человеку жить и развиваться.

Что такое стыд? 

Стыд — это стоп-чувство. Его задача шарахнуть по человеку такими неприятными переживаниями, чтобы он больше не делал «это». 

«Это» — это то, которое делать стыдно. 

Котят и старушек обижать стыдно. 

Нормальный такой регулятор социального поведения человека. 

Реальный, соразмерный стыд лечится деятельным раскаянием. Тут тоже все просто. 

Раскаянием — и извинением. Искренним. 
Деятельным — это через действия, которые достаточно (по ощущениям, по совести) компенсируют причиненное плохое или выражают серьезность намерений, если компенсировать нельзя. 

Как и когда стыд становится токсичным? 

Когда ребенка приучили стыдить себя за то, за что на самом деле не может быть и не должно быть стыдно. 

За ошибки, например. 

За искренность. 

За то, каким он родился — внешность, пол и т.д. 

За интерес. 

За любовь. 

За мечты.

За себя самого по факту своего существования. 

Этот стыд токсичный, т.к. его нельзя избыть здоровым методом : за что раскаиваться? За искренность? За любовь? За то, что Вася — это Вася? 

И человек его сдерживает, и сдерживает, и сдерживает…

Настолько, что уже и не помнит, а как можно иначе? Как можно — свободно дышать, быть собой, быть искренним, любить и быть любимым, и не чувствовать себя так, словно ты обидел стопицот «котят и старушек».